Когда мы перешли на текилу

NataliePopova0014
me by Nirav Patel, San Francisco 2014

Давай не будем ничего решать. Все так проходяще. Завтра или послезавтра не будет ни тебя, ни меня, ни той пепельницы из жестяной банки на кухне. Все так непостоянно, зачем нам что-то решать? Нет, мы можем сесть рядом, я и ты, и начать думать. О том, как жить дальше, куда идти, какими людьми быть. Но разве это в наших силах — что-то решить? Завтра по берегам Тихого ударит очередное землетрясение и все это будет уже неважно. Ту рубашку, которую ты так тщательно выбирал, унесет водой, все наши книги упадут с полок и никто не вспомнит всех ночей, которые мы провели в судорожных попытках что-то решить.

Мы с тобой всегда хотим думать, что все в жизни не просто так. Что не зря мы ходили в школу, не зря учили параграфы по истории древнего мира, не зря не спали ночами перед госами, не зря потирали вспотевшие ладошки после очередной ссоры, не зря страдали из-за первой любви. Мы вечно надеемся, что столько всего было не зря, а на деле так никогда и не узнаем, зачем и почем. Так давай не будем ничего решать, зачем нам еще одно, что имеет шанс быть зря. Давай лучше съездим на океан, ну или в горы, там хоть какой-то есть смысл.

Помнишь, когда мы впервые встретились, у меня были длинные волосы, цветастое платье и тонкие сигареты в кармане. Я еще никогда не лежала в психбольнице, не вызывала глубокой ночью такси, может даже никогда никого не ненавидела. Я громко зачитывала Маяковского и Никонова и надеялась на вечную молодость. Нам не нужно было ничего решать, все решалось само собой, нужные люди приходили, не нужные уходили, нам оставалось только выбирать сорт сидра и докупать тонкие сигареты. Я все никак не могу вспомнить тот момент, когда мы начали курить толстые и перешли на текилу.

Ты же знаешь, мы мастера убегать. От всего, от проблем, от людей, от безденежья и от слишком большой любви. Они могут называть нас безответственными долбоебами, свободными душами или идиотами, это ничего не меняет, это все буквы, а буквы имеют еще меньше значения, чем я и ты. Может когда-нибудь, лет через двадцать, мы будем сидеть на полу на кухнях в разных квартирах, не жмурясь пить текилу и вспоминать те ночи, когда нужно было вызывать ночные такси и ненавидеть.

Во всем можно найти свою романтику, но я опять спрашиваю, какой в этом смысл. Да ладно, романтика для слабаков и слюнтяев, мы давно выше и старше. Может именно поэтому я больше не могу ничего писать? Так, отрывками, а чаще в голове пустота. Окаменелое взрослое сердце, вот оно, ради чего мы росли. Я бы хотела относиться ко всему проще, знаешь. Ну, не волноваться, когда мне кто-то не звонит. Или звонит. Приходит или не приходит. Говорит или не говорит. Я ведь постоянно переживаю, ты знаешь, а в конце у всего этого окажется такой же смысл, как и у выученного в школе параграфа по истории древнего мира. Хотя нет, это же все развивает разум и дает опыт, только почему мы становимся такими черствыми?

А еще представляешь, я все еще переживаю, когда уходят друзья. Ну да ладно, какие они мне друзья, что это вообще такое, я все слишком идеализирую. Но все равно расстраиваюсь, они-то мне казались вечными. А вечного ничего нет, откуда мы можем знать, что такое вечность, мы ведь не шизофреники, да и дольше своей жизни ничего никогда не увидим. Мне так нравится поменьше думать. Я бы все отдала, чтобы чувствовать так остро, как в шестнадцать. Хотя у меня осталось еще кое-что оттуда. Я все еще могу включить пару песен telepopmusic и вспомнить как задыхалась в темноте чьей-то комнаты от поцелуев в живот. И радуюсь, что хотя бы вспоминать еще могу, ведь от поцелуев в живот давно уже можно только бессердечно смеяться и просить прекратить. Ну вот мы и решили, к чему ведет весь этот опыт и видишь, все не зря. А в горах все  хорошо и когда зря, все хорошо и без этого, давай просто молча тут посидим и не будем ни о чем думать.

СЧАСТЛИВАЯ ПЯТНИЦА

Мой новый рассказ, опубликованный на http://fashioninside.by/

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby1

СЧАСТЛИВАЯ ПЯТНИЦА


К барной стойке было не пробиться. Пятничный вечер — минутка свободы каждого в этом городе. «Хэппи фрайдэй!» — весело выкрикивали мне весь день американцы, я улыбалась и кивала, делая вид, что у меня так не каждый день. Несколько десятков радостных и уже немного пьяных мальчиков и девочек окружили барную стойку, весело помахивая своими банковскими карточками в ожидании бармена. Барменов было около пяти: несколько татуированных девушек, в самых коротких шортах на попах и с самыми длинными стрелками на глазах и несколько широкоплечих парней, в облегающих загорелые тела майках-алкоголичках. Они весело потрясывали своими шейкерами и попами, отлично зная, как заработать побольше чаевых.

Я медленно оглядела забитый первый зал бара и невозможно захотела курить. Но очередная маргарита давно просилась внутрь и о сигарете пришлось забыть, пока не пройден захватывающий квест пробивания к бармену. Я сняла кожаную куртку, потянула топ пониже, достала два миллиметра кружева своего белья и пошла добывать алкоголь. Мальчики и девочки с банковскими картами еще плотнее обступили барную стойку. Кто сказал, что в этой стране пьют меньше нашего?

Кучка моих друзей стояла в уютном заднем дворике и каждый томно затягивался приятным густым дымом. В американских барах нельзя курить, иллюзия свободы мнения добралась и в эти заведения и почему-то не все те, кто употреблял алкоголь, хотел дышать сигаретным дымом, выпущенным из моих ярко-красных губ. Благо курилка этого бара была в том уютном заднем дворике, обнесенным аккуратным деревянным забором и увешенным маленькими фонариками. Дворик был забит так, что становилось понятно, что демократия здесь нахрен никому не нужна и можно было спокойно курить в самом баре. Ну что ж. С мнением народа на референдумах не поспоришь, и все томно затягивались своим дымом и кутались в куртки на заднем дворике.

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby2

Мой рыжий мужчина уже успел поговорить с половиной бара и сейчас с интересом расспрашивал парня с золотистой кожей о жизни на Гавайях. Мы давно собирались переехать на Гавайи, я уже успела научиться танцевать хулу, а мы все никак не уезжали. Подготовка шла полным ходом, и мы не пропускали ни одного гавайца, долго и упорно расспрашивая обо всем, что нам стоило бы узнать перед переездом. Можно было купить пару билетов по двести долларов, сдать все вещи из квартиры на хранение в небольшой гараж, кинуть пару маек поярче в чемодан, надеть круглые солнцезащитные очки и улететь навстречу горам и китам, но нас все что-то держало. Наши дни в небольшом городке северной Калифорнии еще не были закончены, и с этим было бесполезно бороться.

— Оаху! Обязательно езжайте на Оаху, — вырвал меня из мыслей голос мальчика с золотистой кожей. — Зачем вам этот туристический Мауи или еще что похуже. Хотите стать инсайдерами — езжайте туда, где меньше всего ждут туристов. Я вдруг отчетливо поняла, что никогда не научусь танцевать хулу, не вдохнув теплого океанского воздуха пробирающегося сквозь высокие гавайские пальмы. Хотелось вырвать эти оставшиеся дни в Калифорнии, и я снова глубоко затянулась.

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby21

Как почти и во всех барах, здесь мне подали маргариту не в коктейльном бокале, а в каком-то высоком стакане и как обычно он больно морозил мне пальцы своим ледяным стеклом. Кудрявый блондин лет двадцати жадно осматривал мои джинсы и черный топ, сбоку несколько мексиканцев громко играло в бильярд, пьяные девочки и мальчики уже разбились на пары и были готовы идти домой, разговоры о Гавайях медленно подходили к концу. Мы вышли и медленно побрели в тайский ресторанчик возле дома, не осознавая, что все заведения закрылись в два ночи, и жизнь города продолжалась только в студенческих квартирках и в постелях недавно поженившихся пар.

Счастливая пятница закончилась, американцы положили пару таблеток ибупрофена рядом со стаканом воды на утро, а мы брели по темным улицам и молча наслаждались гавайской мечтой. Где-то за шесть часов полета от нас, теплая голубая вода шумно избивала камни, москиты впивались в кожу очередного случайного туриста, а молодая загорелая пара гавайцев зятягивалась густым дымом в заднем дворике уютного бара и мечтала побыстрее переехать в северную Калифорнию. Все в жизни шло своим чередом, все топтали пройденную много раз до этого дорожку и искренне верили, что все в мире в первый раз.

Кетамин

81.38 КБ

КЕТАМИН

Ты дала мне вдохновение, которое я искала уже очень долго.
Ты словно толкнула меня с этого места, на котором я зависла,
толкнула с другого континента, толкнула словами.
Ты великолепно пишешь, никогда не сомневайся.

Мы сидели за большим круглым столом в толпе музыкантов. Бар, в котором я знала каждый угол, наливался гулом выпивающих и негромкой гитарой. Максим, называющий себя питерским актером, потирал поля своей шляпы и травил очередную историю про рок-н-ролл. Все знали, зачем мы здесь и вечер ничем не отличался от любого другого. Я глубоко затягивалась сигаретой и потягивала пшеничное пиво. Запотевший бокал был очень холодным и сильно морозил мне пальцы. Черт.

Она сидела слева и напевала it won't be long битлов. Мне никогда не было понятно, что у нее в голове. Она уходила раньше со всех вечеринок, не поднимала трубку, когда я звонила, а потом появлялась через несколько недель с новой татуировкой. Она курила тонкий вог, рисовала аккуратные стрелки и после какой-то вечеринки оставила у меня дома свою помаду, которую я долго носила в кармане платья. У нее были самые красивые ноги из всех, которые я видела и невероятно гладкие и блестящие черные волосы. В тот вечер я старалась не смотреть на ее колени в белых чулках под столом, но смеясь она время от времени прижимала их ко мне. Черт.

С другой стороны сидел мой парень. Он громко разговаривал с пьяным другом и не обращал на меня никакого внимания. Я послушала их разговор и отвернулась в другую сторону. Она посмотрела на меня нежными глазами и медленно положила мою руку чуть выше своего чулка. Я почувствовала взгляд, прожигающий спину и резко повернулась. Он продолжал смеяться над шутками друга и не смотрел в мою сторону. А ведь ты мог все спасти. Черт.

Я осушила свой бокал, глубоко затянулась, выпустила дым в потолок, медленно потушила сигарету и закрыла глаза. Черт.

Она гладила меня так нежно, что я забывала дышать. Она проводила подушечками пальцев вверх от моего колена и у меня темнело в глазах. Она облизала нижнюю губу, приблизилась к моим волосам и позвала в туалет, посмотреть на свою новую татуировку. Я поблагодарила высшие силы за то, что женщинам можно спокойно зайти в один туалет и мы ушли.

128.71 КБ

Плотно закрыв за собой дверь, я прижала ее к стенке и облизала ее губы. Она подняла яркое шелковое платье и обнажила нежную розовую кружевную резинку чулок и такое же белье. Внизу живота, по обоим сторонам глубоко под кожей было выведено: "In the heart" и "In the head". Я опустилась на колени и поцеловала смуглую кожу ее живота. Внутренняя часть ее бедер покрылась мурашками. Нам было пора идти назад. Черт.

Когда мы вышли Максим уже обнимал какую-то из моих подруг, надев на нее свою шляпу и что-то убедительно говорил, глядя ей прямо в глаза. Музыканты по-прежнему тихо наигрывали знакомые мелодии, а бар по-прежнему пьяно гудел. Мой парень все еще смеялся и пил пиво. Он безразлично посмотрел, как я закуриваю и сказал, что они уже вызвали такси домой. Затем глянул, как курит она, повернулся ко мне и сказал: «Ты едешь со мной». Черт.

Большой шумной и пьяной компанией мы вышли на улицу, где уже ждало несколько такси. Все еще долго курили на крыльце бара, долго прощались и долго решали, кто куда едет. Я посадила ее в машину, обняла и глубоко вдохнула запах ее ключиц, пытаясь вспомнить, чем я руководствовалась, когда несколько лет назад выбрала мужчин вместо женщин. Ошибки случаются. Черт.

Я лежала в постели и рассматривала его спину. Он пожелал мне спокойной ночи и спокойно отвернулся к стене. Ошибки случаются, а мы продолжаем упорно называть их выбором. Мужчины никогда не смогут дотрагиваться так, как она. Мой телефон мягко завибрировал, вырвав меня из потока мыслей. Два ночи, никто другой мне писать не мог. «Кетамин» — гласила строка над смской. Все давно ее так называли. Я открыла сообщение и сразу закрыла глаза, пытаясь контролировать сумасшедше бьющееся сердце. Она прислала название своей улицы, номер дома и три простых слова. «Матусевича 69. Просто сделай это». Черт.

СЕРЕЖА

123.12 КБ

Сережа

Как и положено легендарному музыканту, он опоздал на полтора часа. Поднялся по ступенькам, поставил чашку на маленький столик перед ударкой, взял гитару, спокойно улыбнулся и заиграл. Миллионная сцена, миллионные глаза напротив, в миллионный раз те же аккорды. Зал тонул в воспоминаниях с пьянок на кухнях, а он прищурил глаза и играл так, как будто под сценой никого и не было.

Я завороженно стояла напротив и не могла поверить, что это действительно Чиграков. Все мои подготовленные выкрики «Сережа, сделай мне ребенка» сразу вылетели из головы. Я молча рассматривала трещинки на его черных кожаных мокасинах и пыталась поверить, что это тот, кто столько раз спел мне свою о любви. Сережа, Чиграков, в Сан-Франциско. Он никогда не поймет, что такое для нас, бесконечно ностальгирующих, его приезд. У басиста исчезал звук, Чиж плевал на сцену, барабанщик вытирал пот, а зал все пел.

86.79 КБ

Толпа была разношерстная. Были 50-летние все видавшие дяди, 30-летние женатые пары, была 23-летняя я. Все, как один, знали слова, у всех с утра будет хриплый голос и приятная боль в шее. Все, как один, не могли не придти.

Они играли мало хитов. Не было ни полонеза, ни измены, ни хочу чаю, ни эрогенной зоны. Весь концерт я пыталась представить, какого это, быть музыкантом с 94-го. Когда тебя знает каждый, кто родился там, когда ты — воплощение русского рок-н-ролла и угара. Каково это, снова и снова играть все те же песни, которые пережиты столько лет назад, но которые до сих пор так любят эти человечки под сценой. Где заканчивается драйв и начинается работа?

80.73 КБ

65.08 КБ


После первого ухода они вернулись еще на две песни и спокойно уехали в ночной Сан-Франциско. Наверное утром они съездят посмотреть на Голден Гейт, прогуляются вдоль залива, заедут на Твин Пикс, а потом Сережа опять скажет, что хочется домой. Не зря они так с душой сыграли нам, толпе уехавших, про то, как «я горжусь, что здесь родился — здесь и живу». А мы, разношерстная толпа эмигрантов, разошлись по своим американским домам и спокойно заснули, впитав еще одну частичку такого родного.

Там где нас нет — хорошо тоже

5475d3b694f611e28a6522000a9f17d4_7

Послание тем, кто хочет, но боится.

А еще мне вас жалко. Мне всегда было жалко тех, кто боится, а сейчас жалко особенно. Жалко, как бывает жалко тех, кто застревает на все лето в душном офисе, когда все вокруг греются на пляжах и мочат пальцы ног в соленой воде. Мне жалко вас именно так. А все оттого, как вы боитесь куда-то уехать. Мне грустно смотреть, как вы сидите в своих маленьких квартирках, мучаетесь от депрессии, окружающей серости и всеобщей тупости, но боитесь это все оставить.

Трясетесь над этой своей несчастностью, бережете ее, несете на бархатной подушечке изо дня в день, аккуратно прижимая к себе все ближе и ближе. Ведь самое главное, что это все стабильно. Все тихо, спокойно, понятно и грязно, как на кладбище после поминок. Не нужно месяцами искать работу, не нужно учить языки, есть где жить, что есть, с кем раз в месяц выпить вина в унылом ресторанчике рядом с домом, и очень, очень точно известно, что будет дальше. И все хорошо. У нас все хо-ро-шо. А доллар все растет, и депрессия все глубже, и каникулы слишком короткие, наркотики слишком дорогие, и вставать слишком рано, отпуск в этом году не дают, а зима вообще никогда не заканчивается.

Но вы сидите и глотаете свою стабильность ложку за ложкой, а в дождливые дни по-прежнему мечтаете, что когда-нибудь обязательно и несомненно купите себе берет, багет и будете гулять по Парижу, и слушать кудрявого музыканта с гармошкой. А потом заедете на машине, в огромной компании пьяных и веселых друзей с гитарой, куда-то в Италию, и обязательно и несомненно выучите пару фраз на языке любви в вечном городе. А может даже встретите симпатичного итальянца или изящную итальянку, выпьете немного южного вина и утром же улетите в Калифорнию. Возьмете напрокат машину без верха и понесетесь по трассе номер один мимо Тихого Океана и захватывающего дыхание Биг Сура куда-то вперед под палящим солнцем и ярко-голубым небом. А потом вы встаете и идете спать в свою унылую кровать где-то в сером городишке с вечной зимой, зарываетесь с головой под старое одеяло и заводите будильник на 6. А через несколько минут снова открываете глаза, чтобы перевести на 5.45.

А все потому, что какой-то идиот когда-то сказал, что хорошо там, где нас нет. Ляпнул своим глупым ртом, прозвучало как-то по-философски и все поверили. Все поверили, потому что вот она, такая хорошая отмазка. Наконец-то нашлось такое разумное оправдание всей трусости! И все обрадовались, поверили, зазубрили и понеслось.

А там, где вас нет, тоже хорошо и даже еще лучше. Нестабильно, страшно, сложно и весело. Нет денег, нет работы, а может много денег и любимая работа. Сегодня нет жилья, зато есть машина без верха и Биг Сур где-то впереди. И есть куда идти и за что бороться, чего хотеть и что осуществлять. И нет ощущения, что все еще впереди. Все здесь и сейчас. И это максимум.

Эмиграция — это вам не туризм

А потом... а потом было много всего. Я впервые увидела Тихий Океан, отучилась семестр в американском колледже, отработала кучу съемок, нарисовала стопку холстов и вообще, кажется, успела вместить лет двадцать в это время. Было сложно и было весело. И я рада, что живу здесь. И все равно. Эмиграция — это вам не туризм.

А еще почему-то у многих людей существует мнение, что живем мы тут нелегально, работаем дворниками и нагло врем в инстаграмы, что нам хорошо. И каждый самый старый знакомый вдруг вспомнил про меня и спросил, как получить визу и жить в Штатах легально. Ну что вы такие злые, у нас есть виды на жительство и прочие радости, сейчас мы ждем гражданства, и два: из меня плохой консультант :)

Будьте добрее :)
Целую,
ваша Ната

1
2
3
Collapse )

Сумбурно за 6 месяцев. Часть один.

Как же хорошо, что люди изобрели инстаграм. Так интересно пересматривать эти кучи фотографий и подводить итоги за пол года.
Сумбурно про последних шесть месяцев, все вразнобой и бессвязно, зато интересно и про нас.
А в инстаграме я @taifunchic

Ната, Паша, картины, гитары, пальмы и холодная Калифорния.

c8ace9e84bf111e29a5822000a9f15d4_7
Collapse )

Шестнадцатилетняя

y_59e91302

Наверное, в 16 лет они все такие, особенные. Когда мы познакомились, я не обратила никакого внимания на ее ровные скулы и выпирающие ключицы, на большие родинки на груди и на идеально округлые бедра. Она была самая младшая, когда мы собирались большой компанией моделей, пили шампанское и вино, курили красный кальян на подушках в большой комнате, разговаривали о расставаниях с мужчинами и обсуждали самое стыдное.

Я постоянно пила в то время. Вечно прятала где-нибудь бутылку чего-то покрепче, а потом сладко засыпала в объятиях очередной модели или все того же мужчины. У меня были рыжие волосы, я верила в любовь и в силу голой груди в искусстве. Мы были какими-то романтично юными и свободными. Мы жили в сталинках с громадными окнами, смотрели на закаты с последних этажей и слишком любили себя. Мы все были пропитаны мокрой осенней романтикой города и этим было невозможно не наслаждаться.

Collapse )