May 12th, 2014

Кетамин

81.38 КБ

КЕТАМИН

Ты дала мне вдохновение, которое я искала уже очень долго.
Ты словно толкнула меня с этого места, на котором я зависла,
толкнула с другого континента, толкнула словами.
Ты великолепно пишешь, никогда не сомневайся.

Мы сидели за большим круглым столом в толпе музыкантов. Бар, в котором я знала каждый угол, наливался гулом выпивающих и негромкой гитарой. Максим, называющий себя питерским актером, потирал поля своей шляпы и травил очередную историю про рок-н-ролл. Все знали, зачем мы здесь и вечер ничем не отличался от любого другого. Я глубоко затягивалась сигаретой и потягивала пшеничное пиво. Запотевший бокал был очень холодным и сильно морозил мне пальцы. Черт.

Она сидела слева и напевала it won't be long битлов. Мне никогда не было понятно, что у нее в голове. Она уходила раньше со всех вечеринок, не поднимала трубку, когда я звонила, а потом появлялась через несколько недель с новой татуировкой. Она курила тонкий вог, рисовала аккуратные стрелки и после какой-то вечеринки оставила у меня дома свою помаду, которую я долго носила в кармане платья. У нее были самые красивые ноги из всех, которые я видела и невероятно гладкие и блестящие черные волосы. В тот вечер я старалась не смотреть на ее колени в белых чулках под столом, но смеясь она время от времени прижимала их ко мне. Черт.

С другой стороны сидел мой парень. Он громко разговаривал с пьяным другом и не обращал на меня никакого внимания. Я послушала их разговор и отвернулась в другую сторону. Она посмотрела на меня нежными глазами и медленно положила мою руку чуть выше своего чулка. Я почувствовала взгляд, прожигающий спину и резко повернулась. Он продолжал смеяться над шутками друга и не смотрел в мою сторону. А ведь ты мог все спасти. Черт.

Я осушила свой бокал, глубоко затянулась, выпустила дым в потолок, медленно потушила сигарету и закрыла глаза. Черт.

Она гладила меня так нежно, что я забывала дышать. Она проводила подушечками пальцев вверх от моего колена и у меня темнело в глазах. Она облизала нижнюю губу, приблизилась к моим волосам и позвала в туалет, посмотреть на свою новую татуировку. Я поблагодарила высшие силы за то, что женщинам можно спокойно зайти в один туалет и мы ушли.

128.71 КБ

Плотно закрыв за собой дверь, я прижала ее к стенке и облизала ее губы. Она подняла яркое шелковое платье и обнажила нежную розовую кружевную резинку чулок и такое же белье. Внизу живота, по обоим сторонам глубоко под кожей было выведено: "In the heart" и "In the head". Я опустилась на колени и поцеловала смуглую кожу ее живота. Внутренняя часть ее бедер покрылась мурашками. Нам было пора идти назад. Черт.

Когда мы вышли Максим уже обнимал какую-то из моих подруг, надев на нее свою шляпу и что-то убедительно говорил, глядя ей прямо в глаза. Музыканты по-прежнему тихо наигрывали знакомые мелодии, а бар по-прежнему пьяно гудел. Мой парень все еще смеялся и пил пиво. Он безразлично посмотрел, как я закуриваю и сказал, что они уже вызвали такси домой. Затем глянул, как курит она, повернулся ко мне и сказал: «Ты едешь со мной». Черт.

Большой шумной и пьяной компанией мы вышли на улицу, где уже ждало несколько такси. Все еще долго курили на крыльце бара, долго прощались и долго решали, кто куда едет. Я посадила ее в машину, обняла и глубоко вдохнула запах ее ключиц, пытаясь вспомнить, чем я руководствовалась, когда несколько лет назад выбрала мужчин вместо женщин. Ошибки случаются. Черт.

Я лежала в постели и рассматривала его спину. Он пожелал мне спокойной ночи и спокойно отвернулся к стене. Ошибки случаются, а мы продолжаем упорно называть их выбором. Мужчины никогда не смогут дотрагиваться так, как она. Мой телефон мягко завибрировал, вырвав меня из потока мыслей. Два ночи, никто другой мне писать не мог. «Кетамин» — гласила строка над смской. Все давно ее так называли. Я открыла сообщение и сразу закрыла глаза, пытаясь контролировать сумасшедше бьющееся сердце. Она прислала название своей улицы, номер дома и три простых слова. «Матусевича 69. Просто сделай это». Черт.