Tags: ната пишет

СЧАСТЛИВАЯ ПЯТНИЦА

Мой новый рассказ, опубликованный на http://fashioninside.by/

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby1

СЧАСТЛИВАЯ ПЯТНИЦА


К барной стойке было не пробиться. Пятничный вечер — минутка свободы каждого в этом городе. «Хэппи фрайдэй!» — весело выкрикивали мне весь день американцы, я улыбалась и кивала, делая вид, что у меня так не каждый день. Несколько десятков радостных и уже немного пьяных мальчиков и девочек окружили барную стойку, весело помахивая своими банковскими карточками в ожидании бармена. Барменов было около пяти: несколько татуированных девушек, в самых коротких шортах на попах и с самыми длинными стрелками на глазах и несколько широкоплечих парней, в облегающих загорелые тела майках-алкоголичках. Они весело потрясывали своими шейкерами и попами, отлично зная, как заработать побольше чаевых.

Я медленно оглядела забитый первый зал бара и невозможно захотела курить. Но очередная маргарита давно просилась внутрь и о сигарете пришлось забыть, пока не пройден захватывающий квест пробивания к бармену. Я сняла кожаную куртку, потянула топ пониже, достала два миллиметра кружева своего белья и пошла добывать алкоголь. Мальчики и девочки с банковскими картами еще плотнее обступили барную стойку. Кто сказал, что в этой стране пьют меньше нашего?

Кучка моих друзей стояла в уютном заднем дворике и каждый томно затягивался приятным густым дымом. В американских барах нельзя курить, иллюзия свободы мнения добралась и в эти заведения и почему-то не все те, кто употреблял алкоголь, хотел дышать сигаретным дымом, выпущенным из моих ярко-красных губ. Благо курилка этого бара была в том уютном заднем дворике, обнесенным аккуратным деревянным забором и увешенным маленькими фонариками. Дворик был забит так, что становилось понятно, что демократия здесь нахрен никому не нужна и можно было спокойно курить в самом баре. Ну что ж. С мнением народа на референдумах не поспоришь, и все томно затягивались своим дымом и кутались в куртки на заднем дворике.

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby2

Мой рыжий мужчина уже успел поговорить с половиной бара и сейчас с интересом расспрашивал парня с золотистой кожей о жизни на Гавайях. Мы давно собирались переехать на Гавайи, я уже успела научиться танцевать хулу, а мы все никак не уезжали. Подготовка шла полным ходом, и мы не пропускали ни одного гавайца, долго и упорно расспрашивая обо всем, что нам стоило бы узнать перед переездом. Можно было купить пару билетов по двести долларов, сдать все вещи из квартиры на хранение в небольшой гараж, кинуть пару маек поярче в чемодан, надеть круглые солнцезащитные очки и улететь навстречу горам и китам, но нас все что-то держало. Наши дни в небольшом городке северной Калифорнии еще не были закончены, и с этим было бесполезно бороться.

— Оаху! Обязательно езжайте на Оаху, — вырвал меня из мыслей голос мальчика с золотистой кожей. — Зачем вам этот туристический Мауи или еще что похуже. Хотите стать инсайдерами — езжайте туда, где меньше всего ждут туристов. Я вдруг отчетливо поняла, что никогда не научусь танцевать хулу, не вдохнув теплого океанского воздуха пробирающегося сквозь высокие гавайские пальмы. Хотелось вырвать эти оставшиеся дни в Калифорнии, и я снова глубоко затянулась.

happy_friday_Nata_Popova_fashioninsideby21

Как почти и во всех барах, здесь мне подали маргариту не в коктейльном бокале, а в каком-то высоком стакане и как обычно он больно морозил мне пальцы своим ледяным стеклом. Кудрявый блондин лет двадцати жадно осматривал мои джинсы и черный топ, сбоку несколько мексиканцев громко играло в бильярд, пьяные девочки и мальчики уже разбились на пары и были готовы идти домой, разговоры о Гавайях медленно подходили к концу. Мы вышли и медленно побрели в тайский ресторанчик возле дома, не осознавая, что все заведения закрылись в два ночи, и жизнь города продолжалась только в студенческих квартирках и в постелях недавно поженившихся пар.

Счастливая пятница закончилась, американцы положили пару таблеток ибупрофена рядом со стаканом воды на утро, а мы брели по темным улицам и молча наслаждались гавайской мечтой. Где-то за шесть часов полета от нас, теплая голубая вода шумно избивала камни, москиты впивались в кожу очередного случайного туриста, а молодая загорелая пара гавайцев зятягивалась густым дымом в заднем дворике уютного бара и мечтала побыстрее переехать в северную Калифорнию. Все в жизни шло своим чередом, все топтали пройденную много раз до этого дорожку и искренне верили, что все в мире в первый раз.

СЕРЕЖА

123.12 КБ

Сережа

Как и положено легендарному музыканту, он опоздал на полтора часа. Поднялся по ступенькам, поставил чашку на маленький столик перед ударкой, взял гитару, спокойно улыбнулся и заиграл. Миллионная сцена, миллионные глаза напротив, в миллионный раз те же аккорды. Зал тонул в воспоминаниях с пьянок на кухнях, а он прищурил глаза и играл так, как будто под сценой никого и не было.

Я завороженно стояла напротив и не могла поверить, что это действительно Чиграков. Все мои подготовленные выкрики «Сережа, сделай мне ребенка» сразу вылетели из головы. Я молча рассматривала трещинки на его черных кожаных мокасинах и пыталась поверить, что это тот, кто столько раз спел мне свою о любви. Сережа, Чиграков, в Сан-Франциско. Он никогда не поймет, что такое для нас, бесконечно ностальгирующих, его приезд. У басиста исчезал звук, Чиж плевал на сцену, барабанщик вытирал пот, а зал все пел.

86.79 КБ

Толпа была разношерстная. Были 50-летние все видавшие дяди, 30-летние женатые пары, была 23-летняя я. Все, как один, знали слова, у всех с утра будет хриплый голос и приятная боль в шее. Все, как один, не могли не придти.

Они играли мало хитов. Не было ни полонеза, ни измены, ни хочу чаю, ни эрогенной зоны. Весь концерт я пыталась представить, какого это, быть музыкантом с 94-го. Когда тебя знает каждый, кто родился там, когда ты — воплощение русского рок-н-ролла и угара. Каково это, снова и снова играть все те же песни, которые пережиты столько лет назад, но которые до сих пор так любят эти человечки под сценой. Где заканчивается драйв и начинается работа?

80.73 КБ

65.08 КБ


После первого ухода они вернулись еще на две песни и спокойно уехали в ночной Сан-Франциско. Наверное утром они съездят посмотреть на Голден Гейт, прогуляются вдоль залива, заедут на Твин Пикс, а потом Сережа опять скажет, что хочется домой. Не зря они так с душой сыграли нам, толпе уехавших, про то, как «я горжусь, что здесь родился — здесь и живу». А мы, разношерстная толпа эмигрантов, разошлись по своим американским домам и спокойно заснули, впитав еще одну частичку такого родного.